Servant42.ru

Поздравления и подарки
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Как проходит свадьба в таджикистане

Свадьба по-таджикски: обряды, без которых выйти замуж нельзя

Свадьба в Таджикистане – это не только яркое и незабываемое событие, но и комплекс национальных обрядов — никах, тукуз и повиновение

Выйти замуж и родить минимум двух детей – мечта каждой таджички. Но через что ей нужно пройти, чтобы стать счастливой женой и мамой, знают не все. А ведь свадьба по-таджикски – это не только яркое и незабываемое событие, но и комплекс обрядов, мимо которых пройти просто нельзя.

Никах в Таджикистане

Начнем сразу с никаха (бракосочетание). Без никаха, естественно, никуда. Нет никаха – нет семьи. Обряд венчания обязателен и имеет несколько условий, важнейшее из них – ответ невесты. Вот здесь как раз-таки всегда наступает хаос.

По исламским традициям для совершения никаха достаточно согласия попечителя, но для пущей убедительности в светском Таджикистане спрашивают согласия и у невесты. И в этот очень ответственный момент у таджичек включается упрямство и несговорчивость.

Раз у нее спросят, она молчит, два – молчит, на третий с уговорами подключаются родственники и подруги, которые до боли щиплют руку молчаливой красавице, а она не издает ни звука. Молчание – золото, конечно, но в данном случае это просто знак смущения и еще таджикская традиция: невеста не должна сразу давать согласие и кидаться на шею жениха. Не по-таджикски все это.

И тут начинается самое интересное: чтобы «подсластить» девушку, свидетели со стороны жениха кладут на праздничный дастархан дорогие подарки, а затем и деньги. Иначе не выдавить у красавицы положительного ответа, и затянется процесс уговаривания надолго.

И наконец, в очередной раз, когда мулла уже довольно нервно задает вопрос, согласна ли она стать супругой того самого парня за дастарханом, сидящая с опущенной головой под чадрой красавица под натиском родных вполголоса говорит: «Да».

Со стороны это может показаться наиграно, поскольку «Нет» она вряд ли бы уже сказала: будь она против, дело бы ведь и вовсе не дошло до никаха. Но что бы там ни гласили традиции, истинной таджичке все равно стыдно вот так сразу быстро ответить на такой важный вопрос.

Тукуз и обряд повиновения в Таджикистане

Вот подтвердила она свое желание и должна, по сути, уйти к супругу, но не тут-то было — уйти ей теперь уже не дают соседские детишки, которые перед свадебным кортежем натянули трос и требуют выкуп за красавицу. Да, вот так тяжело забирать к себе таджичку!

В больших городах Таджикистана это уже, конечно, не практикуется, но вот в дальних районах обычай сохранился.

За невесту просят много. Надо ведь, чтобы хватило на всех. Однако особо обнаглевших взрослые все-таки разгоняют. А то сторона жениха может в будущем припомнить ей, как дорого она им обошлась и будут ждать ее не совсем приятные дни…

Но задолго до всей этой «борьбы» с переездом к мужу, будущей жене за пару дней нужно еще и отчитаться перед подругами и соседями. По такому случаю ее родители созывают всех на мини-вечеринку под названием «Тукузбинон».

На этом мероприятии оценивается все, что принесли в подарок невесте родители жениха. В основном все кладется в сундук. Дарят, кстати, много всякого – от нижнего белья и косметики до дорогостоящей посуды и золота. И да, все это показывают гостям.

Делается это, кстати, не ради забавы, а чтобы показать, в какие руки уходит дочь. Если подарки хорошие, значит и бедствовать не будет, заживет в достатке, а если нет, то будет с мужем делить все: и сложные дни, и хорошие.

Далее, когда, наконец, невеста приходит в дом будущего супруга, ее там ждет натянутый в полкомнаты сюзане (вышитый вручную настенный ковер). За ним должно произойти интересное событие. Не то, о чем вы подумали, а просто обряд повиновения.

Девушка из рук старших семьи пробует мед, а потом должна своему суженому позволить наступить ей на ногу. Так она дает понять, что собирается быть послушной невесткой и супругой и что муж – глава семьи. Иногда этот процесс, конечно, превращается в забавную игру, когда невеста убирает ногу. Но так желательно не делать. Это снова будет не по-таджикски.

И только после всего этого она заживает с миром и любовью в новой семье, где любовь к младшим и уважение к старшим основа всех основ.

Свадебный обряд в Таджикистане

Так уж повелось, что традиционная свадьба в Таджикистане — событие, требующее серьезных финансовых затрат. Помимо стандартных трат на свадебное платье, костюм жениха, цветы, аренду автомобиля, банкетного зала и, конечно, организацию богатого праздничного стола, в Таджикистане нужно позаботиться о подарках жениха и невесты.

Так, предполагается, что мужчина обеспечит свою молодую жену жилплощадью — домом или квартирой. А она в свою очередь должна обставить их семейное гнездышко — сделать ремонт, купить мебель. Все это, конечно, требует немалых денег.

Кроме этого, на свадьбу нужно позвать всех друзей и родственников. Число приглашенных может с легкостью перевалить за две сотни человек.

Иногда на свадьбу уходит до 5 тысяч долларов. Для многих в Таджикистане такие траты — непозволительная роскошь. Таджики зачастую не могут позволить себе провести праздник с размахом, но, как говорится, чтобы не ударить в грязь лицом, берут кредиты.

Чтобы остановить негативную практику, президент Таджикистана Эмомали Рахмон подписал закон об обрядах. Теперь в Таджикистане введены ограничения на пышные и помпезные свадьбы.

Теперь торжество должно праздноваться в выходные с 8.00 до 22.00 и в будни с 18.00 до 22.00. Продолжительность празднования свадьбы устанавливается до трех часов.

«Шиковать там нельзя теперь»

С июня 2007 года в Таджикистане действует закон «Об упорядочении традиций, торжеств и обрядов». Населению запрещено пышно отмечать свадьбы и мелкие праздники, а также организовывать богатые похороны и траур. По задумке законодателей многочисленные ограничения должны защитить моральные устои и снизить уровень бедности населения. За 11 лет закон исправляли и дополняли четырежды, расширяя полномочия контролирующих органов и попутно увеличивая число запретов. Самиздат выяснил, что стало основанием для ограничения торжеств и традиций, как население соблюдает закон и чего в результате удалось добиться властям Таджикистана.

Как и многие его земляки, уроженец Таджикистана 26-летний Ибрагим однажды отправился в Россию на заработки. Обратно он приезжал редко, а когда всё-таки возвращался — не оставался надолго. Спустя год в трудовой миграции ему удалось поступить в Московский финансово-юридический университет (МФЮА). Затем — получить гражданство РФ и выпуститься с высшим образованием по специальности «финансы и кредит» в 2016 году.

По профессии Ибрагим не работает, выгоднее оказалось быть водителем. Ему платят от 60 тысяч рублей — намного больше, чем за то же самое в родной стране. В октябре мужчина впервые за долгое время собирается вернуться в Таджикистан, чтобы жениться. В последний раз он побывал на настоящей таджикской свадьбе более 11 лет назад, ещё до принятия закона «Об упорядочении традиций, торжеств и обрядов». С тех пор многое поменялось.

Свадьбы в Таджикистане — традиционно чрезвычайно затратное дело. Один только выкуп, приносимый в дар родителям невесты, раньше мог обойтись жениху, по разным оценкам, от двух до пяти тысяч долларов. Впрочем, говорят, что просить могли даже больше.

На подготовку же самого торжества таджики тратят и вовсе бешеные по меркам страны деньги. Сотни и тысячи долларов уходят на музыкантов, церемониальные подарки и праздничный стол. Позволить себе шикарный праздник может не каждый. Однако желание не ударить в грязь лицом перед соседями, знакомыми и друзьями преследует всех и зачастую оказывается сильнее рационального мышления. «Айбай» (или «айб аст». — Прим. ред.), стыдно перед другими — так это называется.

«Насколько я знаю, шиковать там нельзя теперь: могут оштрафовать на несколько тысяч сомони, — рассказывает водитель-финансист Ибрагим. — Это для таджика очень большие деньги».

«У таджиков очень много расходов на совершенно ненужные вещи. Идёт пошив матрацев, так называемых курпачей, расшитых вручную подушек. Каждый день вижу, как они везут с базаров целые горы ваты — чтобы эти подушки набить. Есть ещё важная традиция: оши нахор, предсвадебный плов. Утром со всей округи собираются соседи и варят плов. Могут 200 килограммов сварить в огромном котле посреди двора», — рассказывает Леонард, автор треда «100 фактов о Таджикистане» в Twitter.

Из ситуации, когда есть кто-то богаче тебя, таджики видят один-единственный выход: найти деньги и сделать круче. По словам юриста Навруза Одинаева, до принятия закона свадьба обходилась одной стороне в 8–10 тысяч долларов. Средняя зарплата при этом составляла всего около 100 долларов. Таджики брали кредиты и гуляли в долг, чтобы сразу после свадьбы оставить семью и уехать на заработки. Бывало и наоборот: сперва ехали в Россию, а потом спускали деньги на одну, зато шикарную свадьбу на родине. Оставаясь ни с чем, снова уезжали работать. В меньших масштабах, но подобное встречается до сих пор.

Читать еще:  Водитель на свадьбу вакансии

Закон «Об упорядочении традиций, торжеств и обрядов» должен был побороть иррациональное поведение и положить конец обнищанию таджикских семей. Это становится ясно из текста документа, который даёт весьма конкретные представления о том, как власть задумала всё исправить.

На свадьбу с 2007 года разрешается приглашать не более 150 человек. Кортеж, который повезёт влюблённых в ЗАГС, ограничен четырьмя машинами. Бракосочетание разрешается отмечать не более двух дней и никак не дольше трёх часов. В довесок закон упразднил целых 16 свадебных обрядов. Все они предполагали либо одаривание, либо забой скота и трапезу. Не попавшие под запрет традиции ограничивались в масштабе. Скажем, смотрины (арусбинон) и посещение зятем родителей жены (домодталбон) разрешены — с тем лишь условием, что будут проводиться в домашней обстановке и в узком семейном кругу, то есть не более 15 человек.

Новые правила коснулись не только свадеб. В последней на данный момент редакции закона требуется экономно праздновать официальные государственные праздники; обряды, связанные с рождением ребёнка; торжества по случаю обрезания; похороны и даже дни рождения. Экономно отмечать праздник — значит, как правило, накрывать исключительно скромный стол (дастархан) и не резать скот по любому, даже самому незначительному поводу. Последнее считается расточительством. Отдельной статьей запрещено осыпание деньгами во всех торжествах и обрядах.

Почти вручную законодатели пытаются отвадить граждан от привычки разбрасываться деньгами. Для пущего эффекта за исполнением закона следят специальные комиссии и отдельный государственный орган — Комитет по делам религии, регулированию народных традиций, торжеств и обрядов Республики Таджикистан. Всем им помогает Агентство по борьбе с коррупцией. Их методы кому-то могут показаться неправильными. Зачастую на нарушителей закона доносят информаторы, которым относительно легко затесаться среди толпы гостей.

Таджики в свою очередь по-разному обходят установленные для них ограничения. Например, могут пригласить на свадьбу не 300, но хотя бы 200 человек. Сесть по разным столикам, словно просто обедают, а на вопросы отвечать, что не знакомы друг с другом. В этом случае всё зависит от досматривающего. Леонард объясняет: «Они собаку на этом съели, не так просто их обмануть. При этом штрафуют за нарушение закона как участников свадьбы, так и заведение, которое они оккупировали». Другая возможность, добавляет он, — уехать в Киргизию, с которой граничит Согдийская область. Там таджики переходят границу, отмечают свадьбу и возвращаются назад.

Нарушителей закона облагают крупными штрафами. Для физических лиц сумма составляет 5000 сомони (около 35 тысяч рублей). Должностные лица платят 25 000 сомони (около 173 тысяч рублей), предприниматели — 35 000 сомони (243 тысячи рублей). Последняя поправка к закону, подписанная президентом Таджикистана Эмомали Рахмоном в августе 2017 года, ужесточила наказание для чиновников, правоохранителей и их детей. Им за нарушение может грозить увольнение со службы.

Однако, судя по всему, перспектива потерять деньги или работу из-за семейного праздника не останавливает таджиков. За 10 лет в стране выписано 4164 штрафа на сумму почти в 12 миллионов сомони, или около 83 миллионов рублей.

В феврале 2018 года стало известно, что на нарушениях попались и были оштрафованы также 13 госслужащих, а директор Национальной библиотеки Таджикистана Сайфиддин Назарзода и вовсе лишился своего поста. Сын чиновника устроил свадьбу на 300 человек, тем самым вдвое превысив разрешённое количество гостей. На предсвадебный плов к нему пришли гости из Агентства по госфинконтролю и борьбе с коррупцией Республики Таджикистан, которых никто не ждал. Назарзода настаивает, что дело против него было сфабриковано.

Для желающих несмотря ни на что устроить шикарную свадьбу есть простой и понятный всей стране способ: дать взятку. «Мне нужно было сделать документ, дело десяти-пятнадцати минут. Госслужащий сказал приходить через неделю. Я ему ответил: слишком долго, мне нужно быстрее. Он написал на бумажке цифру 100. Говорю: всё понял. Документ был готов через 15 минут. Везде так, и со свадьбами тоже. Всё упирается в деньги», — объясняет Леонард.

За последние несколько лет в СМИ периодически всплывали громкие случаи нарушения закона. По мнению Леонарда, это показательные процессы — например, дело директора Национальной библиотеки Назарзоды. Все эти дела направлены против тех, кто «не в клане». Приближённые президента Эмомали Рахмона, его семья и друзья остаются неприкосновенными и всё так же занимают важные должности. Раскол между бедными и богатыми, лишёнными привилегий и власть имущими, вопреки цели закона, только усугубляется.

«Доподлинно известно, что крупные чиновники выдавали своих детей с такой помпой, что римским императорам было бы завидно, — уверен Умед Джайхани, уроженец Горно-Бадахшанской автономной области и исследователь таджикской культуры. — Но уволили только директора Национальной библиотеки — потому что его на этом поймали».

«Грубо говоря, правительство начало заботиться о гражданах. Люди у власти поняли, что если к народу как к детям не относиться и не направлять их, они сами себя загонят в яму. Поэтому „извините, ребята, мы лучше знаем, как жить“ — отсюда такие интересные законы», — полагает Леонард. Он соглашается, что всё это слегка напоминает антиутопию, но думает, что жёсткие методы правительства обусловлены национальными особенностями.

Часть населения Таджикистана считает, что законом «Об упорядочении традиций, торжеств и обрядов» государство ущемляет их гражданские права и свободу вероисповедания. У них есть веские причины так думать: некоторые статьи закона действительно затрагивают религиозные обряды, а комиссиям выданы чрезмерные полномочия — вплоть до права вторжения на территорию личной собственности. Считается, что урегулирование традиций может быть связано с желанием правительства уменьшить влияние Партии исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ), которая считалась единственной оппозиционной партией в стране. В 2015 году её обвинили в попытке государственного переворота и ликвидировали.

Генеральный директор юридической компании «Химоя» Навруз Одинаев полагает, что сверхвысокие траты таджиков на проведение торжеств — это постсоветское явление. По его словам, после распада СССР в деревнях появились муллы, знатоки мусульманского культа, которые хоть и знали главы Корана, однако не понимали их сути. Профессия считалась почётной и обеспечивала таких людей деньгами и уважением. Мулл приглашали на все деревенские торжества, с их лёгкой руки в обиход вошли далекие от религии обычаи.

Закон «Об упорядочении традиций, торжеств и обрядов» имеет двоякое значение, считает Умед Джайхани. С одной стороны, он действительно сподвигает народ не тратить деньги почём зря, но с другой — способствует падению спроса на всё, что связано со свадьбой. Все те, кто был занят в сфере околосвадебного бизнеса, либо разорились, либо потерпели значительные убытки. Зато выросла и без того великая армия чиновников, а вместе с ней — расходы на содержание бюрократического аппарата.

Впрочем, есть свидетельства, что простой народ, люди со средним достатком и ниже, оказались скорее обрадованы новыми правилами. «Для людей, которые не могли себе позволить большие траты, этот закон стал чем-то вроде щита. Раньше приходилось из-за „айбай“ идти на большие растраты, а тут закон — и ничего не поделаешь», — рассказывает Навруз Одинаев. Деньги лучше потратить на детей или, как предлагает текст документа, на улучшение жилищных условий, чем на пустое бахвальство, — только чтобы сосед не сплетничал за спиной.

В обществе потребления, граждане которого не привыкли считать копейки, таджикские традиции чувствовали бы себя замечательно. Обычно государство стимулирует потребление, чтобы наладить постоянный оборот товаров и денежных средств, — это и называется обществом потребления. Чем больше потребляешь, тем больше производишь. «Что до Таджикистана, то повышение спроса на потребление здесь приводит не к увеличению производства, а к обнищанию», — подчёркивает Джайхани.

Нынешний путь запретительных решений ни к чему не приведёт, считает он: следует реформировать экономику. Часть населения избавлена от необходимости тратить огромные деньги на свадьбы и обряды. Однако это не означает конец «айбая». Прежде шикарно праздновали и тратили деньги в открытую, теперь — подпольно.

Калым и приданое: сколько платят за невесту и жениха и как эти традиции создают проблемы в Центральной Азии

За что платят родители невесты и жениха в Таджикистане, Узбекистане, Кыргызстане и Казахстане и как эти свадебные традиции влияют на отношения в семье, кредитную историю и следующие поколения

«Свекровь называла меня нищей, плохо отзывалась о моих родителях и спрашивала, куда я потратила все деньги, которые они мне принесли в качестве приданого», – это история Азизы из Душанбе, и она не уникальна. Приданое, которое родители невесты дают дочери, а также калым (плата за невесту) со стороны жениха остаются неотъемлемой традицией в странах Центральной Азии. А нередко – еще и источником семейных проблем.

Замуж Азиза вышла год назад, когда ей было 20 лет. Родственники мужа в качестве калыма принесли $2 тысячи. Отец Азизы – военный, мать – преподавательница. Чтобы собрать приданое и сыграть свадьбу, они взяли в банке кредит на $3 тысячи. Родители купили бытовую технику, ювелирные изделия, курпачи (расшитые национальными узорами матрасы), одеяла и подушки, обустроили спальню в доме жениха и выбрали подарки семье будущего супруга.

«На первый день после свадьбы свекровь и сестры мужа зашли ко мне в комнату и начали проверять все, что я с собой привезла. Мое присутствие их ничуть не смущало: они трогали руками мебель, открывали коробки, проверяли посуду. Свекровь спросила, почему моя семья не купила конфорочную печь. Я сказала, что денег не хватило и что она в доме все равно есть. После этого начались ежедневные упреки», – вспоминает Азиза.

Читать еще:  Нужна машина на свадьбу

«Я рассказала об этом родителям. Чтобы меня больше не мучили, папа купил конфорочную печь и привез. Но и после этого ничего не изменилось, упреки продолжаются и по сей день. Муж никак не защищает, говорит, сама виновата, нужно было сразу купить, так как они принесли в качестве калыма большую сумму», – продолжает она.

Азиза вышла замуж еще студенткой: «Когда его родители пришли к нам свататься, моя семья им об этом сказала, они ответили, что не против моей учебы в университете. Но спустя две недели муж начал со мной ругаться, чтобы я бросила учебу. Я отказалась, так как это был мой последний год».

По ее словам, во время сватовства будущая свекровь сказала, что у него есть высшее образование. «Но позже я узнала, что она нам соврала. После школы он уехал на заработки в Россию и так никуда и не поступил. Если бы мои родители знали, что он нигде не учился, они бы никогда не выдали меня за него. Но уже поздно. Сейчас я на седьмом месяце беременности. Уйти от них я не могу, так как потом обо мне все будут говорить плохо, и второй раз я уже не смогу выйти замуж с ребенком на руках».

Цена невесты

В Таджикистане приданое невесты начинают собирать, когда девочка еще учится в школе. Жених в свою очередь должен заплатить калым родственникам девушки. Эти традиции сохранились в основном в сельской местности и на юге страны.

Раньше в северной и восточной части страны невесте приносили сарупо – комплекты одежды и обуви. Эта традиция в некоторых регионах соблюдается и сейчас. Но теперь зачастую вместо предметов гардероба предлагают деньги – как правило, от $1 до $3 тысяч.

Семья невесты на покупку приданого тратит около $5 тысяч: нужно приобрести бытовую технику, мебель, ковры, сундук с различными тканями, платья, несколько пар обуви, ювелирные изделия, фарфоровую посуду и постельное белье. Также семья невесты обязана обустроить спальню молодоженов в доме будущего мужа: купить тумбочки, комод, платяной шкаф, ковер и повесить шторы. Есть еще условие: все должно быть новым и сочетаться друг с другом. Для этого родители девушек часто берут кредиты. Отсутствие приданого или недорогие подарки могут стать причиной скандалов – невестку за «скупость» родных будет упрекать свекровь.

«Не такой жены я хотела сыну»

У Зебо трое сыновей. Ни у одного из них нет высшего образования. На свои свадьбы они копили деньги, работая в России.

Для младшего сына, Далера, Зебо выбрала невесту из сельской местности. Он вернулся в Душанбе из России этим летом и сразу женился. Впервые будущую жену Далер увидел во время никаха (исламского свадебного обряда). В качестве калыма семья отдала родителям невесты 15 тысяч сомони (около $1500).

«Так как семья девушки была бедной, мы им сказали, что обустраивать спальню не надо: пусть купят одежду, курпачи, домашнюю утварь, ковер, бытовую технику и все остальное для себя», – рассказывает Зебо.

«Но она приехала совсем без ничего. Купила для себя одежду, пару курпачей, подушки, один ковер, посуду и сундук. Из бытовой техники была плитка, духовка и все. Она даже стиральную машину не привезла с собой. Хотя мы отдали калым $1500. Для сельской местности это немалые деньги», – возмущается она.

«Я сразу позвонила ее матери и высказалась. Она сказала, что денег у них нет, мы с ней поругались. Не такой жены я хотела своему сыну», – жалуется Зебо.

«Свекровь всегда мучила невестку»

Робия и ее будущий муж начали встречаться еще студентами, через год решили пожениться. Родители договорились о небольшом по меркам Душанбе приданом – $1500. Семьи решили, что за эти деньги невеста должна купить себе одежду и бытовую технику, но комнату в доме мужа обставлять не будет.

«Так предложили родители мужа. Они сказали, что к свадьбе дом полностью отремонтируют и обустроят нашу комнату. Моя семья согласилась. На эти деньги мы купили бытовую технику, какую-то часть материалов, чтобы сшить национальные платья, и потратили на какие-то мелкие расходы, остальное мои родители купили за свои деньги», – рассказывает Робия.

«Мы сыграли свадьбу, я приехала к ним домой. Захожу в нашу комнату, а они там ничего не обустроили. Моя мама подошла к его родителям и подняла этот вопрос, но его мать в ответ сказала, что это наши обязанности, что комнату должны были обустроить мои родители», – говорит она.

«При каждом удобном случае его родственники пытались меня задеть из-за того, что я привезла с собой мало вещей для дома. Это заметил муж и всех отругал», – вспоминает Робия.

По ее словам, отношения с родственниками мужа у нее не складываются: «Со свекровью не очень хорошо ладим. Она меня пытается задеть и напоминает при каждом случае, что я пришла к ним в дом с пустыми руками. Муж знает об издевательствах, просит еще немного потерпеть, пока мы переедем на съемную квартиру».

«Я не злюсь на семью мужа. У нас всегда так было принято: свекровь всегда мучила невестку. Наши бабушки терпели, мамы тоже, но новое поколение уже другое. Девушки уже начинают понимать, что терпеть издевательства – это глупо. Если бы я не любила мужа, то давно бы ушла».

«Думал, принесут турецкую одежду, но они помелочились»

Похожие традиции соблюдаются и в Узбекистане. Там семья невесты в качестве приданого должна купить одежду будущему мужу и его родственникам.

Год назад в соцсетях обсуждали случай в Навои, когда жених бросил невесту из-за того, что ему не понравилась одежда, подаренная ее родственниками.

«Моим друзьям на сарпо (приданое – НВ) приносили турецкую одежду. Я думал, мне тоже так сделают, потому что у нее обеспеченная семья. Но они помелочились и принесли непонятные вещи – узбекский трикотаж из Гиждувана», – рассказал несостоявшийся жених на видео, которое показал узбекский государственный телеканал «Ёшлар».

«Мать не купила пылесос, свекровь устроила скандал»

Проблемы в семье Наргизы начались из-за бытовой техники. «Моя мать не купила пылесос, поэтому свекровь устроила скандал. Я ей тоже грубовато ответила. После этого она сказала мужу: «Отвези ее домой, она нам не нужна».

Сейчас Наргизе 23 года. Они с дочерью живут в доме родителей в Ташкенте. Муж, за которого девушку принудительно выдали замуж в 19 лет, бросил ее беременной.

«Когда родители жениха приходили знакомиться, то пообещали луну и звезды, поэтому моя мать сказала, что ты выйдешь за него. Мне муж был противен. Я пыталась избегать близости, но он меня насиловал», – вспоминает Наргиза.

«Когда все началось, я была беременна. Родила уже без мужа. После того, как муж меня бросил, он по шариату взял другую жену. Развод мне не дает. Про ребенка не пытается узнать, никаких алиментов», – рассказывает она.

Наргиза работает медсестрой в детской больнице. Она закончила колледж и хотела поступать в институт: «Но после замужества планы накрылись. У меня нет высшего образования, зарплата – $50, на которую нужно содержать ребенка и помогать родителям».

Сначала деньги, потом – сватовство

В Кыргызстане и Казахстане минимальной суммой калыма сейчас считается $1000. Приданое невесты должно быть соразмерно этой сумме или больше. О сумме калыма семьи договариваются заранее, и только после этого родственники жениха едут свататься в дом невесты.

Подготовка приданного начинается сразу же после сватовства. Раньше мать невесты устраивала чаепитие, на которое ее родственницы приносили вещи для приданого. Сейчас родители невесты или сама невеста может собрать себе приданое. Оно может быть самым разным, но стандартный набор включает в себя: спальный гарнитур, посуду, бытовую технику, одежду и украшения.

«Драка за приданое»

Сейчас Бакыту 36 лет, он женат и живет в Кыргызстане. Его первая свадьба не состоялась – семьи рассорились из-за калыма и приданого.

«Мне было 22 года, ей – 18. Я был влюблен, да и она не имела карьерных планов. Она была единственная дочь из богатой семьи. Я – одним из четырех сыновей родителей-мигрантов», – рассказывает Бакыт.

«Мои родители приехали из России и были готовы дать $3 тысячи калыма, но ее семья потребовала $10 тысяч. Сказали, что ее приданое стоит как минимум $10 тысяч, что там самая дорогая посуда, бриллианты и автомобиль», – продолжает Бакыт.

По его словам, отец начал отговаривать от свадьбы, но он настоял: «Все родственники помогли с калымом, и мы с трудом собрали $10 тысяч».

Читать еще:  Кольца на машину на свадьбу

«К тому моменту мы с невестой уже много раз перессорились. Я ненавидел ее родителей, но самый ад начался, когда пришло приданое, как повели себя мои родители. Они начали оценивать холодильник и кондиционер, шкаф и даже одежду для нее. Потом они решили, что сумма всего этого точно не превысит $10 тысяч и что они переплатили калым».

Невеста Бакыта ушла к своим родителям: «А на следующий день они приехали и начали загружать ее приданое. Потом ее дядя спросил, отнял ли я ее девственность. Разумеется, мы спали. Тогда он заявил, что приданое они заберут, но калым не вернут, поскольку я отнял у ее «чистоту». В этот момент моя родня начала драку за приданое, раз не вернут калым – не отдадим».

«Это было для меня сюрреалистично. Я смотрел на свою невесту и понимал, что не смогу с ней быть, то же самое я видел и в ее глазах», – вспоминает он.

«Приданого мне не надо»

Когда кыргызка Жылдыз выходила замуж за британца, ее семья потребовала $20 тысяч калыма. «Я была в шоке. Мой муж не из богатой семьи, его мать умерла, когда ему было десять, отец растил один его и сестру. У них нет золотых люстр и пяти машин, как у моих родителей», – говорит она.

Жылдыз тогда было 30 лет. Она жила и работала в Великобритании, где окончила магистратуру. Когда невеста с женихом приехали в Бишкек, собралась вся ее родня: «Всех, конечно, очень смущало то, что я выхожу замуж в 30 лет. Все выражали благодарность моему партнеру, что «берет меня такой несвежей».

«Напряженность достигла пика, когда мой отец посоветовал своей сестре не отправлять дочь, которая выиграла стипендию, в Германию. Сказал, чтобы она лучше выдала дочь замуж, чтобы та родила и была счастлива. Я ушла с этого собрания. Мне передали, что родственники решили собрать мне приданое – кто-то купит холодильник, кто-то микроволновку, но условие: мой жених должен дать калым как минимум $20 тысяч», – вспоминает Жылдыз.

«Я рассказала все своему партнеру. Он сказал, что у него есть эти деньги, и он даст, если это меня не унизит. Он положил $30 тысяч, я добавила свои $50 тысяч из личных сбережений на квартиру», – говорит она.

Деньги отцу Жылдыз передали с письмом: «Вы никогда не думали, почему ваши сыновья торопились жениться, а дочери – нет? Посмотрите тогда, кто из ваших шести сестер и маминых трех, включая ее, счастливы? Разве вы не изменяли ей, разве дед не изменял бабушке, разве дяди не избивали при нас и без нас своих жен? А теперь посмотрите на мужчин, начните с дедушек и дядь – упитанные, влюбленные в свои профессии, накормленные женами, идут сексуально удовлетворяться к другим женщинам, которые тоже надеются на их внимание и любовь. Вы можете говорить что угодно, даже советом поломать жизнь девочке, которая три года учила немецкий, чтобы поехать учиться, просто потому что вы – старший брат ее матери, мужчина, мудрец. Это не образование отталкивало нас от замужества, образование просто дало нам возможности. Вот деньги, надеюсь, вам за меня не будет стыдно. Приданого мне не надо, микроволновка и холодильник у нас есть».

«Перед свадьбой бабушка подарила мне свой сундук, мама и тети положили туда свои старые национальные украшения, жена моего дяди сшила мне национальное платье, другая бабушка связала свитера нам с мужем. Это было лучшее приданое, большее, чем я хотела и ожидала», – говорит Жылдыз.

«Дочь забрали, а приданое муж не хотел отдавать»

Дочь Арката из Казахстана похитили, когда ей было 17 лет. «Мы поехали к жениху – оказалось, что он на десять лет ее старше, но семья хорошая, родители – врачи, семья небедная, и дочка, оказывается, его знала. Она не хотела оставаться, но моя жена настояла, мол, позор будет, и вообще зачем тогда на свидания ходила, раз замуж не собиралась».

Несмотря на похищение, семья девушки собрала ей приданое. «Раньше в приданое давали только самовар, сундук и ковер, но сейчас это вся бытовая техника, бриллиантовый набор, посуда и одежда. Мы взяли кредит в банке. Нам это обошлось в пару тысяч долларов. Они (семья жениха – НВ) сделали «сут акы» – подарок за молоко матери – $1000 и покрыли расходы на свадьбу. Кредит мы еще потратили и на подарки его родне», – рассказывает Аркат.

«Через год мы узнали, что муж бьет нашу дочь, и у нее был выкидыш из-за избиений. Мы предложили ее забрать, но она решила остаться. А еще через год он захотел себе вторую жену и привел ее знакомить домой с нашей дочерью. Мы ее забрали. А приданое забирали пару месяцев. Ее муж не хотел его отдавать. Из спальни, где он уже жил с другой женщиной, мы забирали вещи нашей дочери», – говорит он.

Имена некоторых героинь изменены по их просьбе

Поделиться

Мы – телеканал «Настоящее Время». Мы делаем яркие видео, рассказываем о важных новостях и злободневных темах, готовим интересные репортажи и передачи. Смотрите нас на спутнике, в кабельных сетях и в интернете. Каждый день мы присылаем дайджест всего, что нужно знать, одним письмом, а также превращаем цифры в понятные истории.

Таджикская свадьба — традиции и обычаи

Таджикская свадьба как и все остальные церемонии народов, имеет свои традиции, особенности в обрядах и обычаях. Рассмотрим их подробнее.

Сватовство

Как и положено, перед свадьбой соблюдается традиционный обычай сватовство. Таджикские семьи не исключение, но у них этот обряд происходит, когда дети только родились или совсем маленькие. Говорбахш—сватовство новорожденных, доманчок—сватовство малолетних.

В первом случае матери детей разделяют лепешку, читая молитву, дети в это время стоят рядом и подолы рубашек соединяют, перед этим надорвав по швам.

Повзрослевших молодых людей сватали либо родители самостоятельно, сделав выбор, либо специальные свахи. Совчи договаривались с обеими сторонами, а при соглашении засылали сватов.

Помолвка

После первого этапа сватовства наступал второй-помолвка (ноншиканон). Первым о помолвке узнавал парень, ему рассказывали за кого его посватали. Мать жениха шла в дом к будущей невесте с национальным пловом, покрытым лепешками. Устраивали чаепитие и созывали всех родственников и соседей. Гости вовремя трапезы узнавали, что девушка отдается под венец. Самый почетный приглашённый ломал лепешку и читал молитву о счастье будущей семьи.

Выкуп невесты

За день до назначенного срока выплаты калыма, в доме будущей супруги для свекра устраивался своеобразный праздник теста. Заключался этот обряд в выпекание лепешек, кройке и шитье подвенечного платья. И только на следующий день принималось окончательное решение о размере выкупа. В это вечер начиналась подготовка к праздничному пиршеству. Из присланной ткани от жениха кроилась рубаха, и шился наряд к празднику.

Таджикская свадьба проводилась в осенний период, после окончания сбора урожая.

Сюзане элемент традиции

Главный подарок к свадьбе это сюзане, оно ткалось, чтобы уберечь от злых духов и сглаза. Только соблюдение определенных правил могло придать покрывало волшебную силу. Бралась белая домотканая ткань из хлопка, ее расшивали узорами. Во время шитья читался Коран. А начинала шитье уважаемая многодетная мать. Еще один обычай для сюзане, это умышленное допущение брака в одном из узоров. Считалось что при хвалебных речах, чтобы не сглазить говоривший споткнется об ошибку в узоре и не сможет принести несчастье молодой семье. Самое лучшее покрывало после свадьбы вешалось в комнате супругов.

Свадьба

Таджикская свадьба начиналась с приготовления плова, на который созывались все соседи. Принято было сначала накормить блюдом мужскую половину, а потом женскую с отпрысками. Будущие супруги в это время готовились к торжественной церемонии, каждый у себя в доме. Вечером посылали за священнослужителем, который заключал узы брака. Подружки и родственницы молодой жены звали женщин соседок, которые, в свою очередь, за приглашение давали по чашке муки, на счастье.

После традиционных молитвенных речей и блюд суженая с подружками уходила за занавеску напротив входной двери. Суженую с молитвами наряжали и устраивались пляски. Свидетели спрашивали согласие на брак у будущей супруги и передавали ответ мулле. И начинался акди никох.

По окончании свадебного процесса жених принимал поздравления и отправлялся к невесте, весь путь освещали факелами. Перед входом в дом, где находилась супруга, муж прыгал через костер, для очищения. Девушка, облаченная в паранджу, ожидала своего суженного за занавеской. Жена прощалась с отцом и отправлялась в дом к супругу. Всю дорогу молодоженам освещали костры, и перед домом невеста прыгала через большой костер и только тогда проходила к жилищу.

У порога дома отец жениха резал козленка. Девушка должна пройти по свежей крови ступить на пойандоз, которое с двух сторон держат пожилые женщины. Мать жениха кланялась перед супругой сына, и девушка проходила за занавеску. Всех приглашенных гостей с женской стороны с детьми угощали пловом.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector